Ант Скаландис. Нет правды на Земле






Андрей Васильевич Тимохин садится к телефону. Начальник попросил остаться в ночную смену (идет очень важный эксперимент), а он ответил уклончиво:
- Не обещаю пока, Петр Кузьмич.
Теперь он снимает трубку, слушает гудок и думает:
"Главное - ничего не перепутать. Надо же, год уже прошел, а я все никак не привыкну. Значит, так. Матери нельзя говорить о работе. Она будет нервничать. Жене нельзя говорить, что еду к матери. Обидится, скажет, дома совсем не бываешь. Начальнику нельзя говорить о жене. Он ее слишком хорошо знает, не поверит ни одному слову. Паше Мельникову нельзя говорить ни о жене, ни о матери - только о бабах. Лучше всего приплести Татьяну, это понятнее всего. Татьяне нельзя говорить... Боже, как я устал!".
Дома к телефону подходит Алешка. Приходится сделать ему выговор за вчерашнюю двойку.
- Вот, - канючит сын, - а говорил, что за отметки ругать не будешь.
- А я за двойку и не ругаю, - говорит Андрей Васильевич. - Я за вранье ругаю. Зачем было говорить, что ничего на задали?
- Так все же врут, - рассудительно отвечает Алешка.
- Что значит "все"? Я, например, разве вру когда-нибудь? Ну, ладно, мать позови.
У Анюты очень усталый голос, и она просит прийти пораньше.
- Не получится, малыш, - прерывает ее Андрей Васильевич. - Я ж как раз и звоню, чтобы предупредить. Как назло, меня сегодня в ночную оставляют...
- Мамуля, - говорит он через минуту, - это я. Просто кошмар какой-то! Опять не смогу приехать. Да, да, Алешка заболел. Да и Анюта что-то неважно себя чувствует...
- Петр Кузьмич, - с начальником он связывается по селектору, - только что матери звонил. Ей очень плохо. Вот такие дела получаются... Я уж поеду. А ты запиши меня на любой день, какой надо...
- Видал, как крутиться приходится? - подмигивает он с улыбкой Мельникову, сидящему рядом. - С Татьяной на сегодня договорился, у нее квартира свободна.
Но и это неправда. Вместе с Татьяной, секретаршей Петра Кузьмича, Андрей Васильевич выходит из института, но на улице говорит:
- Подожди, я позвоню из будки. Это очень срочно.
Из будки он никуда не звонит - просто вертит диск и прижимает к уху трубку. Потом возвращается очень довольный. Именно в этот момент он вдруг понимает, что сделает нечто, не предусмотренное заданием. Ему делается страшно. И потому он врет уже совершенно беззастенчиво, не задумываясь о последствиях:
- Танюшка, у меня сюрприз! Я договорился насчет твоей шубы. Только ехать надо прямо сейчас.
- За шубой?
- Да нет, за деньгами. И еще в одно место... В общем ты поезжай домой и, пожалуй, не жди меня сегодня...
Татьяна расстраивается не слишком. Он подбрасывает ее до метро. Потом долго крутит по переулкам и, лишь убедившись, что "хвоста" нет, выруливает на шоссе.
Из телефонной будки возле стадиона звонит шефу:
- Иван Иванович? Сергеев. Хочу увидеть вас сегодня. Есть идея.
Это означает, что майор Сергеев, работающий завлабом Тимохиным, готов доложить строго конфиденциально полковнику Н. свои соображения о личности резидента Икс, для выяснения которой он и внедрен в НИИ "Кирпич". Встреча должна состояться в условленное время и в условленном месте на только им двоим известном километре шоссе Энтузиастов.
Но и это неправда. Выехав за черту города, майор Сергеев сворачивает в лес, по узкой заросшей дороге едет к полю ржи, у опушки выходит из машины, садится в траву и, достав из внутреннего кармана сигаретную пачку с передатчиком, выходит на связь:
- Генерал Бирс? - говорит он по-английски. - У меня все готово.
- Отлично, Макмиллан. У нас тоже все в порядке.
Это означает, что ровно в 22:00 над той самой точкой встречи возле шоссе, куда Джо Макмиллан как бы случайно опоздает, будет проходить стратегический околоземный спутник, и остронаправленный высокоэнергетический импульс, выпущенный с него, уничтожит полковника Н. Потом начнется сильная гроза, которая и подскажет всем причину смерти.
Но и это неправда. Не сходя с места, из другого внутреннего кармана Джо достает небольшой черный шарик, кладет его на ладонь, и шарик начинает раздуваться. Достигнув размера теннисного мяча, вспыхивает ярким желтым светом, а когда свет гаснет, внутри шара появляется изображение - лицо немолодого и очень усталого человека. Звучит голос:
- Привет тебе, Тсирх. Я слушаю тебя, - голос звучит в сознании разведчика.
И так же молча он отвечает:
- Привет, Талип.
Потому что на самом деле он не агент ЦРУ, а особо уполномоченный сотрудник галактической разведки Звездного Содружества с центром на планете Куарга и находится на Земле для изучения и контроля за развитием цивилизации.
На Куарге уже много столетий не знают, что такое ложь. Когда-то давно она считалась самым тяжким преступлением. Теперь с этим древним грехом высшего разума во всем Звездном Содружестве соприкасается лишь одна служба, работа в которой окутана ореолом романтики и зловещей тайны. Эта служба - галактическая разведка. Ее посланцам порою приходится иметь дело с ложью в других мирах, они исследуют ее, с тем чтобы искать пути искоренения. Обработкой полученных данных занимаются только машины. Люди планеты Куарга и всего Звездного Содружества не должны знать о лжи ничего. Таков замысел. Таковы условия игры.
- Привет тебе, Талип, - говорит Тсирх шефу галактической разведки. - Я больше не могу работать здесь. Наверно, я очень плохой разведчик. Я хочу выйти из игры и вернуться на Куаргу.
- Добро, - говорит Талип, - возражений нет. Добытые тобой сведения имеют уже достаточно высокий коэффициент насыщения информацией.
- Я намерен использовать вариант возвращения по схеме 82/14.
- Добро, - повторяет Талип.
И это означает, что Тсирх совершит межпространственный переход, используя энергию местного происхождения. В момент встречи с полковником Н. он примет импульс на себя и преобразует его целиком в энергию пси-поля. Полковник останется жив. Грозы не будет. А он исчезнет для землян, и из памяти всех, кто знал его на этой планете, информация о нем будет автоматически вычеркнута тем же способом, каким год назад она была введена. Так Тсирх благополучно вернется домой на Куаргу.
Но и это неправда. Разведчик Тсирх не вернется домой. Он погибнет. В официальном бюллетене галактической разведки Звездного Содружества будет сообщение о несчастном случае. При межпространственных переходах такие случаи бывают. Редко, но бывают. И для всех жителей Куарги это будет правдой. Потому что жители Куарги не знают, что такое ложь.
А настоящую правду знают только машины. За века работы они сами создали и отладили программу, в соответствии с которой любого разведчика, научившегося лгать, следует уничтожить при попытке возвращения. Чистку памяти машины сочли не достаточно надежной. Ведь жителям Куарги не стоит даже видеть человека, который когда-то лгал.
Ант Скаландис. Нет правды на Земле